Положение о литературной премии «Ясная Поляна»
Новости
01 марта 2019
Соучредители литературной премии «Ясная Поляна», музей-усадьба Л. Н. Толстого и компания Samsung, открыли 17-й литературный сезон
16 февраля 2019
Алексею Иванову присвоили звание почетного работника культуры и искусства Тюменской области
 
Литературная премия
«Ясная Поляна»
 
 

Главная / Новости

Все, что вам стоит знать о Гузель Яхиной

07 февраля 2019

Дебютный роман Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза» буквально сотряс отечественную литературу. Она написала вторую книгу, запланировала третью и стала лауреатом премии GQ Super Women. GQ постарались узнать ее поближе.

Мой первый роман «Зулейха открывает глаза» называют феминистским, но я спокойно к этому отношусь, – говорит Гузель Яхина. – В России женщина давно эмансипирована». Мы встретились с писательницей, чтобы поговорить о роли женщины в литературе и в обществе. Казалось бы, тема должна быть близка именно Яхиной, чей дебютный роман о молодой татарской крестьянке в годы раскулачивания стал примером стремительного международного успеха женщины-писателя. Но сама Гузель считает свою книгу скорее поколенческой, чем феминистской, хотя не отрицает, что проблема эмансипации в ней есть: «Четырежды Зулейха открывает глаза – и каждый раз оказывается в новом окружении». Для Яхиной жизнь поколения тех, кто родился в 1910–1920-е годы, была подвигом, неважно, рассказывает ли она о бабушке, которая стала прообразом Зулейхи, или о деде, который «был беспризорником, выживал в Туркестане, спал с верблюдами». «Их судьбы, с нашей точки зрения, кажутся героическими, романными, но для них это была обычная жизнь, и понятие подвига было другое».

За книгу «Зулейха открывает глаза» (2015) Гузель Яхина взялась, когда «желание написать хотя бы один роман в жизни окончательно перевесило боязнь что-то изменить». Она отказалась от рабочих проектов, пошла учиться на сценариста в Московскую школу кино и одновременно стала писать. Роман был готов через восемь месяцев. «Это был, конечно, прыжок в пустоту» – но в итоге «Зулейха» получила сразу две крупнейшие премии: «Ясную Поляну» и «Большую книгу», переведена уже на 20 с лишним языков, а на встречи с Гузель Яхиной – обсудить «Зулейху» и второй роман «Дети мои» (2018) – приходят сотни читателей.

Шумиха вокруг равноправия и высмеянный Пелевиным в последнем романе воинственный феминизм даже выросшей в Казани Гузель кажутся чрезмерными. «Наша страна дала избирательное право женщине очень рано, весной 1917 года, – уверена она. – Россия была одной из первых: Новая Зеландия, Австралия, шведское королевство, а потом как-то сразу мы». Это в Европе и Америке за всеобщее избирательное право боролись вплоть до 1970-х, а «наша страна в этом смысле была буквально впереди планеты всей». Советская идеологическая машина сразу поставила женщину на пьедестал наравне с мужчиной, достаточно вспомнить монументальную скульптуру и декоративное искусство. Всегда Он и Она, доярка и пастух, рабочий и колхозница. Герой и героиня советского общества равноправны: она «такая же большая, сильная, мощная, с мускулистыми руками, ногами, грудью». Этот идеологический посыл страшным образом подтвердила большая история: гражданская война, которая унесла миллионы мужских жизней, коллективизация, раскулачивание, сталинские репрессии и, конечно, Великая Отечественная. «Так много мужчин погибло, что женщины были вынуждены встать на их место». Словом, темы, которые сейчас активно поднимаются в мировом сообществе и в литературе, «семейное насилие или неравноправие на работе, конечно, актуальны, но точно не в тех масштабах, что на Западе». Сама Гузель, подумав, вспоминает всего один случай, когда отзыв на «Зулейху» имел гендерную окраску:

В литературе куда важнее пола то, начинающий ты писатель или опытный. Когда пишешь дебютный роман, неясно, куда идти и что делать, неизвестно, оправдаются ли чаяния. Давление второго романа тоже вопрос не из легких: мало просто решиться, надо написать не хуже. Книгу «Дети мои» о «молчащем поколении», об учителе Бахе из поволжских немцев и его приемных детях, Анче и Ваське, Гузель Яхина писала осознанно: «Мне хотелось создать совершенно иной текст, отличный от «Зулейхи», эту задачу я сознавала четко». Сейчас она обдумывает третью книгу, и после исторической прозы, написанной тягучим, метафоричным языком, ей хочется совершенно противоположного. Так что нас ждет «что-то короткое, динамичное, сюжет займет несколько дней и будет сконцентрирован на действиях, а не на размышлениях и каких-то фантазиях».

Мужчина-писатель может позволить себе погрузиться в роман – его быт, семью часто организует женщина. Как справляется с этим Гузель, жена и мать? Ответ неожиданный. Для дисциплинированной Гузель написание романа – это «спокойная, скучная жизнь». Она встает рано и пишет до обеда. У нее нет собак или кошек, нет маленьких детей (ее дочери 14 лет), которые требуют постоянного внимания. «Садишься за стол, закрываешь дверь – и работаешь несколько часов, а потом начитываешь, насматриваешь материал и занимаешься домашними делами». Гораздо сложнее совместить творчество, личную жизнь и поездки. «Но мне очень повезло с семьей, мои домашние понимают, что это и есть моя работа», – пожимает плечами Гузель, и видно, что ей действительно комфортно.

Яхина не только писатель, но и сценарист. Поэтому на прощание мы говорим с ней о кинематографе. Гузель считает, что он лучше литературы отражает современную жизнь. Настоящей литературе, убеждена она, всегда нужен временной разрыв, довольно большая дистанция, которая позволяет осмыслить прошлое. Литература создается на стыке мифа и истории, и, когда говоришь о современности, этот мифологический пласт уходит. В романе невозможно рассказать о сегодняшнем дне, чтобы он не стал вчерашним к моменту выхода книги. А вот кино – и особенно театр – хорошо умеют ухватить актуальность, поэтому за современностью стоит идти в театры и кинотеатры, а за переосмыслением прошлого, конечно, в литературу.

« назад