Положение о литературной премии «Ясная Поляна»
Новости
24 октября 2018
До 24 октября на портале Livelib можно проголосовать за лучший роман из короткого списка Литературной премии «Ясная Поляна» нынешнего года
17 октября 2018
20 октября 2018 года в Калининград приедет сценарист, прозаик и кинодраматург Андрей Рубанов, который станет гостем Дней литературы
 
Литературная премия
«Ясная Поляна»
 
 

Главная / Новости

Лечение социальных травм

11 августа 2018

У современного русского исторического романа, на мой взгляд, две главные функции. Помимо чисто познавательной — значимой, но не главной (в конце концов, можно и учебник почитать) — он взял на себя задачи психотерапевтического свойства: это и «проработка» социальных травм советского прошлого, и обеспечение связи поколений. Многие из нас знают о своих предках очень немногое: виной ли тому трагические события первой половины XX века, повлекшие за собой разрывы и искажения семейных связей, или молчаливость поколения, заставшего ранние годы Советской власти. Недаром его так и называют — «молчащим поколением».

Эти люди вынесли и революцию 1917-го, и Гражданскую войну, и разруху, и голод 1921-го, и голод 1933-го, и сталинские репрессии, и Вторую мировую… Вынесли — и замолчали. Мой дедушка, к примеру, все четыре года Великой отечественной провел на фронте — и за всю жизнь не рассказал мне ни слова о войне. Не хотел? Не мог? Этим молчанием он, верно, стремился оградить — меня? себя? — от пережитого. Но вот мне стукнуло сорок, дедушки давно уже нет в живых — и чтобы узнать о том, как обороняли Синявинские высоты, мне приходится читать чужие мемуары. И постоянно делить прочитанное на два или на десять — отсеивая в уме то, что кажется не совсем искренним или просто данью сложившейся традиции фронтовых воспоминаний. Только теперь я осознаю по-настоящему: как жаль, что дедушка молчал.

Узнавая больше о ранних советских годах, мы можем лучше почувствовать своих предков. Приоткрыть завесу молчания и недосказанности, которая покрывает то время. И завесу неправды: написано о том времени много — но не так много правдивого. Наверное, именно это подтверждают немалые тиражи лучших отечественных романов.

Молчание старшего поколения из благого желания защитить детей — одна из ключевых тем моего романа «Дети мои». В начале истории главный герой — поволжский немец, сельский учитель Якоб Иванович Бах — живет в вымышленной колонии Гнаденталь на берегу Волги размеренной, спокойной, но по большому счету «мышиной» жизнью. Большая история врывается в этот обособленный мир в 1917-м: здесь, в Поволжье, разворачиваются ключевые события Гражданской войны, затем приходит голод, начинаются коллективизация, раскулачивание…

В романе есть еще один важный герой — река. На Волге я родилась и выросла. Она — часть меня, я скучаю по ней в Москве. И эту любовь я хотела выразить в романе. Знаю, что и сами поволжские немцы испытывали похожие чувства — я прочитала это в их дневниках, мемуарных книгах, текстах песен. Именно эта любовь объединяла их с другими народами Поволжья…

Главные вопросы романа: можно ли жить в обществе и быть свободным от него? Выход ли это — спрятаться от происходящего вокруг и молчать? И если старшее поколение вдруг замолчит, не нарушится ли связь отцов и детей? Говорят, что современная Россия «больна историей», что она живет, «вывернув голову назад»: завороженная собственным прошлым и неспособная обратить взор на настоящее, тем более на будущее. Издатели и литературные критики жаждут романов о современности — авторы же продолжают настойчиво писать о прошлом. А читатели — продолжают читать. Думаю, в этом нет ничего удивительного: социальные травмы «прорабатываются» долго, десятилетиями.

Автор — писатель, лауреат премий «Ясная Поляна» и «Большая книга»

« назад