Положение о литературной премии «Ясная Поляна»
Новости
18 февраля 2018
Литературный критик Наталья Кочеткова о нашем длинном списке номинации "Иностранная литература": "Самоубийства и сексуальные фантазии в 35 лучших зарубежных книгах сезона"
17 февраля 2018
Автор представил свой труд в Мемориальной квартире поэта на Старом Арбате
 
Литературная премия
«Ясная Поляна»
 
 

Главная / Новости

Гузель Яхина: «Я устала бояться»

12 февраля 2018

Отбирало город, который в этом году станет центром акции, экспертное жюри. В его состав вошла и автор книги «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхина. Она же стала создателем текста, по которому сотни тысяч человек проверят свою грамотность в этом году.

— С каждым годом акция становится все более масштабной. Даже органы власти проявляют к ней интерес: в этом году участников — финалистов отбора столицы диктанта приветствовал врио губернатора Андрей Травников. Что для вас значит быть автором текста для столь глобальной проверки грамотности?

— В первую очередь это огромная радость. И это была первая моя реакция, когда Ольга Ребковец написала мне в соцсетях предложение стать автором. Я тут же, хотя была уже глубокая ночь, ответила ей согласием. Честно признаюсь: ни разу не писала «Тотальный диктант» сама, но с интересом наблюдала за этим проектом, потому что он классный. Очень сложно вдохновлять общество длительное время, а эта акция уже 14 лет поддерживает к себе интерес и развивается.

Позже, когда началась работа над текстом, я поняла, что это еще и огромная ответственность. Знала бы я это заранее, вообще ничего бы не написала. А так я, конечно, очень волновалась, делая текст, который будут писать более 200 тыс. человек, но не думала, какая огромная работа предстоит потом. Мы с экспертами долго упрощали текст, уравновешивали все его части. В итоге он состоит из трех отрывков: «Утро», «День» и «Вечер». Это три кусочка жизни героя моей новой книги Якова Ивановича Баха. Действие происходит в 1916 году в Поволжье, в немецкой колонии. Как он проводит этот день, мы напишем 14 апреля, а узнать его судьбу можно будет в мае, когда выйдет в свет книга «Дети мои».

— «Зулейха открывает глаза» стала лауреатом премий «Книга года», «Ясная Поляна», «Большая книга», она переведена на 29 языков. И от второго романа читатели и критики ожидают не меньшего. Было страшно писать вторую книгу после столь ошеломительного успеха первой?

— Было очень страшно. Я так сильно боялась, что устала бояться. Было еще и очень сложно: я с трудом выходила из пространства «Зулейхи» и абсолютно точно не хотела сделать что-то похожее на нее. Мне казалось, это неправильно — выплыть на успехе первой книги. Но написать что-то иное было непросто: первые заходы в новый роман повторяли какие-то моменты из первого. И друзья, которым давала прочитать, говорили: «Это «Зулейха», но в профиль». У меня в архиве шесть синопсисов: истории, написанные от лица разных героев, живущих в разное время. В итоге я остановилась на этом немце. И я переделывала, переписывала. Писала его 20 месяцев (для сравнения: «Зулейху» обдумывала 2 года, а писала всего 8 месяцев). В итоге дала обещание редактору, что пришлю его до конца 2017 года. И отправила буквально накануне 31 декабря.

— А первый роман писать было не страшно? Ведь ради него вы оставили успешную работу, полностью поменяли свою жизнь, еще не зная, получится ли стать писателем.

— Было сложно начать. Отодвинуть проекты и  заняться тогда непонятной мне деятельностью — это было серьезным решением для меня лично. На то, чтобы принять это решение, у меня ушло два года. Я тогда на одной из встреч писателя Дмитрия Быкова с читателями спросила его, что он посоветует начинающим авторам. И он сказал: не бояться.

К счастью, семья поддержала меня, за что я им очень благодарна. Моя идея стать писателем не вызвала ни особого восторга, ни бурного негодования. Но мы уважаем решения друг друга, и я очень благодарна, что все это приняли спокойно. Я могла закрыться в своем домашнем кабинете, разложить все свои карточки с пометками, графики, линии сюжетов, сесть за компьютер и начать писать.

— А когда закончили, была ли уверенность в том, что получилось хорошо?

— Не было, мне хотелось получить подтверждение от литературного сообщества, что это именно литература, а не графомания. Поэтому я отправила текст в разные литературные журналы. Из всех первым откликнулся новосибирский — «Сибирские огни». Мне написали с предложением напечатать отрывок, я тут же согласилась, мы буквально в один день утрясли разные организационные вопросы, и первая глава «Зулейхи» была напечатана. И это очень вдохновило меня. Когда я рассказала знакомому литературоведу, что меня публикуют в «Сибирских огнях», она сказала: «Это знак качества!»

— Если по книге снимают фильм — это тоже один из знаков качества. Телеканал «Россия» готовится к съемкам «Зулейхи». Но по ней ставят и спектакли, в том числе и новосибирский театр.

— Да, я знаю, что театр «Старый дом» сделал эскиз спектакля «Зулейха открывает глаза» в прошлом году в рамках театральной лаборатории. И, насколько мне известно, они собираются поставить по нему полноценный спектакль. Но я пока эскиз не видела — мне только предстоит с ним познакомиться.

— Женская проза редко становится основой для драматической постановки. Или вы не относите свой роман к женской прозе?

— Считаю, что не писатель должен определять свой жанр, это задача критиков. На какую полку поставить мою книгу, пусть решают критики. Мне важнее, чтобы ее читали.

— Роман получил множество наград. А были и те, кто критиковал его за исторические ошибки?

— На самом деле, за исторические ошибки меня особо не шпыняли, хотя бы потому, что роман изначально был вычитан Инной Щербаковой из общества «Мемориал». Она проверила, чтобы все исторические реалии были правдивы.

— Кто еще из специалистов консультировал вас?

— Моя свекровь. Она много лет проработала врачом акушером-гинекологом в санкт-петербургской клинике, куда привозят женщин со сложными родами. Мы вместе с ней продумали главу о родах Зулейхи. Она сначала воссоздала ситуацию, чреватую смертью мамы и ребенка, которую можно было бы исправить в полевых условиях. А потом рассказала, что бы она делала с роженицей в таких условиях. А я все это записала и литературно обработала. И что интересно, после публикации романа моей свекрови звонили бывшие коллеги и говорили: «Мы узнали ваш акушерский почерк!»

— Для вас эта достоверность была важной?

— На мой взгляд, есть три уровня достоверности. Первая — соответствие историческим фактам, деталям быта. Ее достичь проще всего — нужно просто тщательно готовиться, посещать музеи, архивы. Достоверность второго уровня — это соответствие характеров. С этим труднее, потому что придумать характер человека, который жил 100 лет назад, непросто. Самый сложный уровень — правдиво показать, как эти люди прошлого говорят, спорят, о чем мечтают. Соблюсти его — высший пилотаж.

Досье

Гузель Яхина, родилась в Казани, окончила факультет иностранных языков Казанского государственного педагогического института и сценарный факультет Московской школы кино; является лауреатом премий «Большая книга» и «Ясная Поляна».

Роман «Зулейха открывает глаза» рассказывает о судьбе татарской крестьянки времен раскулачивания. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь. Однако для нее этот путь становится дорогой к внутренней свободе.

Беседовала Ася Малютина, газета «Вечерний Новосибирск»

« назад