Положение о литературной премии «Ясная Поляна»
Новости
03 июня 2020
Блогеры читают длинный список «Ясной Поляны»: Фернандо Арамбуру «Родина»
01 июня 2020
Писатели о самоизоляции
 
Литературная премия
«Ясная Поляна»
 
 

Главная / Новости

Формула Букера: разбираем роман Анны Бернс «Молочник»

06 мая 2020


Год назад популярные книжные блогеры объединились и создали собственную версию премии «Ясная Поляна». В этот раз мы будем вместе с ними обсуждать иностранный список премии. После обзора всех претендентов они назовут имя победителя и пояснят, почему выбрали именно его.

Наши эксперты: Владимир Панкратов (автор телеграм-канала «Стоунер»), Вера Котенко («Книгиня про книги»), Виктория Горбенко («КнигиВикия»), Евгения Лисицына (greenlampbooks) и Анастасия Петрич (в инстаграме – @drinkcoffee.readbooks).

Анна Бёрнс. Молочник
(Эксмо, 2019)

Анна Бёрнс стала первым североирландским автором, получившим «Букера». Во всех своих книгах она пишет о проблемах этого непростого региона и положении женщины в обществе. На премию «Ясная Поляна» ее номинировала начальница отдела современной зарубежной прозы издательства «Эксмо» Юлия Раутборт, потому что «пройти мимо «Молочника» Бёрнс невозможно. Это книга необычная и выдающаяся с точки зрения как содержания, так и формы». Перевод с английского – Григорий Крылов.

– Оценки книге: 

Владимир Панкратов: 9/10
Анастасия Петрич: 4/10
Вера Котенко: 9/10
Виктория Горбенко: 7/10
Евгения Лисицына: 7/10

Общая оценка: 7,2/10

– О чем роман?

Анастасия: Книга о том, что бывает, если тебе 18, ты живешь в Ирландии в начале 80-х, очень любишь читать книжки на ходу и все еще не вышла замуж, хотя уже пора бы.

Вера: Поток сознания девушки без имени, которая рассказывает о жизни в городе без названия и о том, что ее преследует непонятный человек с сомнительной профессией, а действие происходит в неизвестно каком году.

Владимир: 18-летняя героиня спасается от Молочника, который к ней пристает, а в итоге сама становится главной нарушительницей порядка в своем районе.

Виктория: Безымянная девушка в безымянном городе, похожем на Белфаст времен активности ИРА (Ирландской республиканской армии – прим. ред.), подвергается преследованию Молочника. Соседки шепчутся, что «сама виновата», вокруг что-то взрывается, а она никак не может дочитать «Айвенго».

Евгения: Неглупая юная особа пытается получать удовольствие от простых радостей жизни, но общество, условности и психологическое насилие мешают ей быть наедине с собой.

– Вспоминая школьные формулировки: что, по вашему мнению, хотел сказать автор?

Евгения: Как бы ни хотелось избавиться от давления социума и политики, спрятаться в норке и пересидеть все равно не удастся. По Анне Бёрнс, ты либо пытаешься быть собой и огребаешь, либо клеишь на лицо картонную улыбку и подстраиваешься. Оба варианта ведут к страданиям.

Виктория: «Молочник» – книга о зашоренном патриархальном сознании, основанном на страхе. Прежде всего это портрет общества в период непрекращающегося военного конфликта, когда людям приходится лавировать между сторонами. Наибольшую опасность представляют те, кто чем-то выделяется из серой массы или, не дай бог, хочет быть счастливым. Кроме того, Бёрнс раньше движения #MeToo заявила, что кроме сексуального насилия есть множество иных непозволительных вещей по отношению к женщине. Анна называет и главный критерий харассмента: если кому-то кажется, что его домогаются, то ему не кажется.

Анастасия: Книга не просто о невозможности быть такой, какой хочешь, а даже о невозможности понять себя, о постоянных метаниях между привычным и новым. Любая попытка даже помыслить себя иной карается очень строго, если ты живешь там, где быть собой недопустимо.

Владимир: Шаблонное мышление, двойные стандарты и нездоровый консерватизм приводят не к метафорическому, а к вполне себе реальному насилию над человеком.

Вера: Это история отдельно взятой травмы и поражающий своей кровожадностью этнополитический конфликт государства. Это история насилия – над женщиной (и главной героиней, и всеми вообще) и над личностью (у людей нет права голоса, нет имен, нет жизни без страха). Наконец, это история об обретении себя.

– Почему почти ни у кого в книге нет нормальных имен?

Вера: Отсутствие названий, ориентиров, топонимов и времени как такового усиливает чувство дискомфорта, хаоса, смуты – время, где у людей нет имен, как нет и вообще права быть Личностью.

Виктория: Несмотря на то, что в безымянном городе у Анны Бёрнс легко угадывается ее родной Белфаст, роман претендует на универсальность в описании любого консервативного религиозного общества. В нем все обезличенное, действие могло происходить в любом месте в любое время.

Евгения: Мне даже понравилось. Я вот плохо имена запоминаю, и у меня в голове персонажи хранятся под примерно такими же грифами: «Молочник», «швея», «сестра главного героя», «тот мужик, который в первой главе упал в лужу». Освобождает лишние клеточки оперативной памяти для большего погружения в текст.

Владимир: Имена не упоминаются, потому что это общество, не предполагающее достойного внимания и уважения к каждой отдельной личности (вот как у нас сейчас, например); когда любой человек ценен не сам по себе, а на фоне его идеологических взглядов.

Анастасия: Отсутствие имен – довольно распространенный ход. Чаще всего он призван стереть границу между читателем и героями, с ними легче отождествлять себя и окружение. К тому же это возможность подчеркнуть повсеместность происходящего.

– Молочник – кто это?

Эксперты: Молочников-то двое. Настоящий – самый нормальный и печальный персонаж, которого общество почему-то считало отвратительным. А вот лжемолочник – символ нависшей угрозы, перманентного страха и одновременно грубой силы. Он – кривое зеркало нормальности, страх и отвращение, олицетворение преступного режима, завладевшего городом, страной, умами. Это Джокер, изнанка города, которому, согласно канону подобных супергеройских историй, обязательно должно воздаться по заслугам.

– Если бы на Букеровской премии нужно было формулировать, за что она выдается, как на Нобелевской премии по литературе, – за что бы ее вручили Бёрнс?

Виктория: За то, что, изобразив свою родину в смутные времена, смогла приоткрыть окно в вечность.

Евгения: За провозглашение ценности любой личности вне сиюминутного контекста.

Владимир: За достоверное отображение истории своего народа, ставшей нарицательным примером для истории любого нездорового общества.

Вера: Уверена, что Анне Бёрнс обязательно вручат Нобелевку когда-нибудь лет через десять. С формулировкой «За то, что с бесстрашным ясновидением показала незащищенность человека в мире, раздираемом конфликтами». Потом, правда, будет большой скандал, потому что с такой же формулировкой уже давали Чеславу Милошу. Но кто в 2030 году про это вспомнит, кроме нас с вами?

Анастасия: Реальной причины я не увидела. Но, скажем: «За честную прозу об Ирландии, которая выходит за рамки привычного».

– Формула романа?

Виктория: 40% феминизма + 30% истории взросления + 20% североирландского конфликта + 10% игры в Джойса.

Вера: 99% молока, 1% кисельного берега, до которого еще придется доплыть, набравшись титанического терпения.

Анастасия: 50% политического конфликта, 30% феминизма, 20% нытья.

Евгения: 100% = 30% фемповестки + 30% конфликтов политических и религиозных + 20% соседских сплетен + 8% беспросветности + 2% русской классики. И отдельно + 46% турбонагнетателя.

Владимир: Гражданская война, феминизм, бытовой абсурд, лицемерие, идеология, слухи, психологическое насилие и стереотипы – каждого по 12,5%.

– Почему такие оценки? Чего не хватило – или о чем хотелось бы почитать еще?

Владимир: Честно говоря, мне все показалось отличным, я бы и максимум поставил, если бы не соревновательный элемент. Решил больше баллов дать Остеру, потому что его тема лично мне ближе.

Анастасия: Я поставила низкую оценку. Во-первых, роман не раскрыл полностью ни одну из заявленных тем и проблем, они все остались лишь затронутыми. Во-вторых, повествование очень нестабильно, сложно понять причины резких переходов от речи подростка к речи взрослого образованного человека.

Вера: У «Молочника» всего в избытке. Порой кажется, что даже слишком много всего.

Виктория: «Молочник» любопытен в первую очередь своей формой потока сознания. Но Бёрнс как будто не до конца определилась, насколько сообразительна ее героиня, поэтому часто сбивается. Плюс из-за выбранной формы социально-политический фон приходится дорисовывать самостоятельно по полунамекам. Лично я предпочитаю конкретику.

Евгения: Я высоко оцениваю значимость «Молочника», но вот полюбить его не смогла. Признаться, банально устала и заскучала на некоторых бесконечных проигрышах одних и тех же мыслей. Это специальный прием, а не ошибка или недочет, но в какой-то момент он может утомить.

– Кому книга может понравиться, а кому – нет?

Владимир: Понравится всем, для кого форма и содержание неразделимы. Если нужен четко прослеживаемый сюжет, браться за «Молочника», конечно, не стоит.

Анастасия: Приглянется любителям Ирландии, которые хотят узнать о стране больше и с нового ракурса, а также интересующимся феминизмом. Остальным – опционально.

Вера: Не понравится всякому, кто ненавидит книги, как будто написанные на 400 страниц одним предложением. То есть каждому нормальному человеку. А вот ненормальным (со знаком плюс!) читателям понравится.

Виктория: Будет симпатичен любителям трендов, которые склонны везде искать отголоски актуального, а также любителям необычных литературных форм, уже до дыр зачитавшим Джойса, и молодым девушкам, которым страшно быть собой. Не понравится тем, кто ищет ясный сюжет, четкую структуру и не любит насиловать себя языковыми играми.

Евгения: Если не пугают монологи на сотни страниц, повторы и мнительность, если вы можете любить книги, не любя при этом главного героя, то понравится. Но советую почитать даже в том случае, если вам не нужна безусловная любовь. В развитии современной зарубежки – это важная веха, полезно знать.

– Что желательно освежить в памяти перед началом чтения?

Эксперты: Хорошо бы прочитать статью на Википедии «Конфликт в Северной Ирландии» – о многовековой борьбе за независимость от Британии. Это важный мотив, который объясняет общественное сознание в романе. От самой героини никаких объяснений вы не дождетесь. С особым вниманием можно почитать про времена Смуты и конкретно 70-е годы, во время которых происходит действие «Молочника». Наконец, полезно будет узнать о взаимоотношениях Ирландской республиканской армии с лондонской полицией и почему не дружат католики с протестантами.

– Посоветуйте похожие книги для чтения.

Виктория: «Улисс» Джойса, потому что именно его форме наследует Бёрнс.

Евгения: По направленности и монологичности –

«Первый нехороший человек» Миранды Джулай (недооцененный у нас алмаз!) и «Эйлин» Отессы Мошфег.

Владимир: Я бы сравнил эту книгу со

«Срединной Англией» Джонатана Коу – по принципу «писали про себя, а получилось про Россию».

Вера: Вдогонку к «Улиссу» Джойса вспомню его же

«Портрет художника в юности», представленный на MyBook в аудиоверсии. Неожиданная ассоциация – Маргарет Этвуд с ее «Рассказом служанки»: у Бёрнс, в конце концов, одна из важнейших тем романа – положение женщины в обществе, которое к этой самой женщине относится как к приложению к мужчине.

Анастасия: Перекликаются темы с Айрис Мёрдок

«Море, море» и Симоной де Бовуар «Второй пол».

* Литературная премия «Ясная Поляна» — ежегодная общероссийская литературная премия, учрежденная в 2003 г. Музеем-усадьбой Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» и компанией Samsung Electronics.

« назад